Назад к списку

ЛЮБОВЬ СОРОКИНА: КАЖДЫЙ ПАЦИЕНТ – УНИКАЛЕН!

Офтальмолог проверяет зрение и выписывает очки. Так Вам скажет любой обыватель. Иногда вспоминается, что этот врач ставит «глазные» диагнозы, такие, как миопия, глаукома или катаракта. Но возможности данного специалиста в вопросах диагностики болезней гораздо шире. Он, в прямом смысле, «читает по глазам» всю историю болезней пациента и заглядывает во внутренний мир. Ведь глаза - это зеркало души.В ГБУЗ «Городская больница ЗАТО Знаменск» работает врач-офтальмолог Любовь Вениаминовна Сорокина, на протяжении 41-го года сохраняющая и преумножающая здоровье своих пациентов.

- Приходится ли Вам в своей медицинской деятельности выполнять роль не только врача, но и психолога?

- Так сложилось, что в нашей профессии врач лечит пациента не только медикаментозными назначениями, но и душевной беседой. Ведь пациенты приходят с жизненными проблемами и во враче они видят не только медицинского работника, выполняющего свои обязанности, но и собеседника. Я стараюсь найти время, чтобы удовлетворить потребность пациента в общении. Особо в этом нуждаются люди в возрасте. Я считаю, что всем нам не хватает живого общения, и врач должен помнить: лечат не только назначениями, но и «живым словом».

- Каков был Ваш путь в медицину и в Капустин Яр?

- Я родилась в Капустином Яре. В семье военнослужащего. Я была крепким и здоровым ребенком, поэтому к врачам обращались нечасто. Хотя по воле судьбы в нашем дворе находилась самая первая детская поликлиника, и мои прогулки проходили рядом с будущим местом работы. У моей семьи была подруга, врач-педиатр Ума Айгунова. Благодаря ей и сложились мои первые детские представления о профессии «врач». Еще будучи ученицей 231-й школы, я всегда четко отвечала на вопросы о будущей профессии. Я знала и была уверенна, что моя жизнь будет неразрывно связана с медициной. Врач-педиатр - вот кем я хотела быть.

- Где Вы учились?

- Я поехала в Москву во второй Московский Медицинский институт, поступила на педиатрический факультет. Все мои коллеги, учившиеся со мной, были педиатрами по призванию. Они пришли в медицину, чтобы сделать детский мир лучше и здоровее. Первые 7-8 лет я проработала в Москве и Подмосковье. А в 1985-м году мужа направили в Капустин Яр, и я последовала за ним. Устроилась работать в детскую поликлинику в доме № 6 на улице Жукова, где прошло мое детство. Заведующая, Нина Данеева, о которой я вспоминаю с теплом, объяснила мне специфику работы в маленьком городе. Именно в Капустином Яре, как нигде больше, можно ощутить преемственность поколений, ведь очень часто у одного педиатра наблюдаются дети, которые приводят потом своих детей и даже внуков. Поэтому каждый врач города – врач «семейный».

- Как же вы стали офтальмологом?

- В 1989 году заведующая сообщила, что нет у нас в городе узкого специалиста – офтальмолога. А это очень важное направление в детской медицине. Я приняла предложение пройти обучение по новому направлению и стала единственным «гражданским» офтальмологом. Сейчас я с благодарностью вспоминаю своего наставника, военного врача-офтальмолога полковника Михаила Попова, работавшего в нашем госпитале. Грамотный, чуткий специалист, у которого всегда можно было получить совет, проконсультироваться. Именно он направлял меня на этом новом медицинском поприще.

С годами работа врача-офтальмолога в Знаменске становится только актуальней. Немного статистики. За минувший год к врачу-офтальмологу обратилось 4582 человека, из них 794 – дети. К этим данным добавим профилактическое направление: 1200 взрослых пациентов и около 1700 детей. Цифры цифрами, а ведь Любовь Вениаминовна – единственный врач-офтальмолог для всего населения Знаменска, села Капустин Яр, хутора Токарев, Стасов, Садовое и других близлежащих населенных пунктов. Также врач не отказывает в консультациях и нашему военному госпиталю, радушно принимая военнослужащих.

- Работа действительно напряженная. Были ли в вашей практике уникальные случаи, которые вам запомнились?

- Мы готовим больных для оперативного лечения катаракты, глаукомы и в дальнейшем проходим с пациентами путь реабилитации. В этом году 150 человек прооперировано только по катаракте и 30 по глаукоме. И эта работа требует большой ответственности, ведь абсолютно одинакового течения болезней не бывает.

Один из пациентов, вернувшись после операции для дальнейшего восстановления, показывал хорошую динамику восстановления. Но, наблюдя за ним, я заподозрила послеоперационное осложнение. По идее такого быть не могло. Один случай на десять тысяч. Может ли быть такое? Но я не отмахнулась, а отправила пациента на диагностику и лечение в Волгоград. Мы сумели сохранить пациенту зрение. И этот случай доказывает еще раз, в профессии врача – нет мелочей. Каждый пациент – уникален.

- В Вашем кабинете редко можно услышать детский плач, а ведь вы работаете и с самой требовательной категорией граждан – малышами и подростками?

- Бывает, конечно, что малыши могут капризничать. Ведь мы, врачи, доставляем им некоторые неудобства. Использую в работе все методы, если нужно и песенку спою, считалочку проговорю. Дети требуют особого подхода, а самое главное - внимания. Все свое актерское мастерство вкладываю в работу с каждым малышом, чтобы для каждого маленького пациента прием прошел комфортно.

Гораздо больше внимания нужно уделять родителям своих юных пациентов. Сейчас они очень активные, приходят на прием, всегда подготовившись, почитав статьи в интернете, углубившись в он-лайн-«офтальмологию». И порой приходится им напоминать о прописных истинах. В первую очередь о том, что сберечь зрение ребенка можно, строго контролируя его обращение с современными гаджетами, которые отрицательно влияют на здоровье глаз. Что гимнастика для глаз должна проводиться регулярно. Правильное расположение источника света за письменным столом школьника – вот она крупица родительской заботы о здоровье ребенка. Мне очень бы хотелось, чтобы мои наставления применялись и не забывались со временем. И чтобы юные пациенты приходили ко мне только для профилактики, а не для лечения.

- Есть великая женская мудрость – сочетать работу и семью. Расскажите о своей семье?

- Мой муж – офицер в отставке, находится на заслуженном отдыхе. Он взял на себя заботу о доме, хозяйстве. Он моя поддержка и опора. Без его помощи вести мою трудовую деятельность было бы в разы тяжелей. Дочь моя также замужем за офицером. Есть взрослая внучка, ей 15. Хоть дочь и не пошла по моим стопам, но есть надежда на внучку, которая уже сейчас говорит: «Пожалуй, я буду врачом». Правда, мы еще не определились каким именно. Может быть, продолжение врачебной династии будет в ее лице.

- В наше время перемен, смены руководства, сокращений, расскажите о Вашем рецепте «трудового долголетия»?

- Я все-таки считаю, что главный рецепт – это любовь к своей работе. Я ни дня не мыслю себя без своей деятельности. Быть офтальмологом для меня также естественно, как дышать. Как бы я себя не чувствовала, а врачи – тоже люди, и, порой, как и все, могут уставать, я всегда стараюсь собраться. Прихожу на работу, и все плохое забывается. Очень хотелось бы, пока я в силах, передать весь свой накопленный за 32 года опыт преемнику. Очень надеюсь, что в ближайшее время к нам придет такой специалист.

- В прошлом году к нам уже прибыли молодые врачи. Какое наставление вы бы могли дать им и, может быть, своему будущему преемнику?

- Я бы им хотела посоветовать, никогда не стесняться и консультироваться с более опытными коллегами, врачами, которые находятся рядом. Ведь знать все – невозможно. Но вместе решить какую-либо проблему гораздо легче. Работать сообща в нашей медицинской стезе необходимо. Как и передавать свой опыт друг другу, быть поддержкой и опорой, идти рука об руку, и помнить о том, что самое важное для нас – это сохранение и преумножение здоровья пациентов.